Займы и кредит в http://redir.wwqq.ru/40 выгодно и быстро.

ЦБ: при продаже ОСАГО на украинские авто нельзя требовать перевода документов

В украинских документах на микроавтобус сотрудники «СОГАЗа» с удивлением обнаружили, что «Николаевич» превратился в «Миколайовича». ЦБ указал, что у страховщика нет права требовать нотариального перевода документов.

ЦБ: при продаже ОСАГО на украинские авто нельзя требовать перевода документов

Схожие микроавтобусы часто ассоциируются с культурой хиппи. С изображения удалён присущий субкультуре лозунг. Фото pinterest.com. Л. обратился в апреле 2022 г. в офис «СОГАЗа» в Стерлитамаке (Башкортостан). Он представил заявление, паспорт гражданина РФ, водительское удостоверение, свидетельство ТС. 
  Наиболее интересные новости — в официальном telegram-канале АСН. Подписывайтесь!
В свидетельстве на авто было указано, что микроавтобус Ford Econovan 1989 г. выпуска зарегистрирован в Украине. Обращение заявителя за страховкой было связано с временным использованием автомобиля на территории РФ.

При проверке документов страховщик установил, что в заявлении собственником указан Л. Олег Николаевич, проживающий в Стерлитамаке, а в СТС собственником — Л. Олег Миколайович, зарегистрированный в Киеве, Украина. 

Отметим, что Миколайович — это распространённый украинский вариант записи того же отчества.

Заявителю предложили перезаполнить заявление и представить документы о праве собственности на машину и свидетельство о регистрации. Заявитель покинул офис страховщика, но в этот же день подал претензию о необоснованном отказе в продаже полиса ОСАГО. 

После рассмотрения претензии филиал «СОГАЗа» уведомил заявителя о том, что продать полис ОСАГО до проведения осмотра и предоставления дополнительных документов невозможно. Страховщик запросил нотариальный перевод свидетельства на ТС из-за разницы в написании фамилии, имени и отчества собственника, в т. ч. транскрипции латинскими литерами и свидетельство о временном ввозе автомобиля на территорию РФ.

Л. в ответном письме отказался предоставить указанные в письме документы и обратился в ЦБ РФ. Регулятор рассмотрел дело и установил, что со стороны «СОГАЗа» было нарушение требований законодательства.
 
Так, ЦБ установил, что в день обращения у страховщика была возможности заключить договор страхования — сотрудники, у которых были доверенности на заключение договора в момент обращения Л. были на работе. Соглашение об осмотре ТС между сторонами на момент обращения достигнуто не было (п. 1.7 Правил ОСАГО), следовательно у страховщика сразу возникла обязанность заключить договор. 

Регулятор также пришел к выводу, что закон об ОСАГО не содержит оговорок в части обязанности страхователя делать перевод документов на русский язык, удостоверенный нотариусом. Также ни в законе об ОСАГО, ни в Правилах ОСАГО нет требования предоставлять документы-основание нахождения автомобиля на территории РФ (п. 3 ст. 15 закона об ОСАГО). 

Регулятор посчитал, что страховщик может требовать дополнительные документы только в том случае, если изначально был представлен неполный комплект документов. Следовательно, в этом случае страховщик был обязан заключить договор ОСАГО, но «СОГАЗ» уклонился от заключения договора. 

Банк России установил событие административного правонарушения по статье 15.34.1 КоАП РФ, однако не смог установить вину «СОГАЗа» в этом правонарушении. 

При первом рассмотрении административного дела, регулятор пришёл к выводу, что вина общества в этом правонарушении отсутствует — «СОГАЗ» пытался устранить разночтения в документах, поэтому прекратил производство по делу. «СОГАЗ» обжаловал решение вышестоящему должностному лицу и добился пересмотра дела. 

На втором круге ЦБ РФ пришёл к выводу, что имеются неустранимые сомнения в наличии вины страховщика и отметил, что «СОГАЗ» отказал в заключении договора, потому что заявитель сам покинул его офис. Дело регулятор снова прекратил, штраф не назначил.

Страховщик не согласился и с мотивировочной частью и решил обжаловать её в суде. Суд отметил, что он согласен с ЦБ в том, что фактически отказ в заключении договора был и страховщик потребовал документы, не предусмотренные законом. 

Он указал, что доказательная база регулятором была сформирована в максимально возможном объёме, все обстоятельства дела достоверно установлены, подтверждены показаниями потерпевшего, должностных лиц страховщика, письменными и вещественными доказательствами.

«Суд считает, что в данном случае административный орган либо должен был сделать однозначный вывод о наличии вины общества в совершении административного правонарушения, либо об отсутствии таковой, как обязательного элемента состава правонарушения», — указано в решении суда. 

Арбитражный суд отметил, что ЦБ является регулятором и надзорным органом и занятая им «двусмысленная позиция при описании состава правонарушения порождает правовую неопределённость» для участников страхового рынка. Суд указал, что ЦБ РФ мог признать данное правонарушение малозначительным.

Поэтому арбитражный суд признал незаконным постановление ЦБ в части наличия «неустранимых сомнений в вине страховщика», но в остальном оставил его в силе, в том числе и отсутствие штрафа. 

Как прокомментировали АСН в «СОГАЗе» ситуация с заявителем была связана с разночтением в представленных им документах, а также представлением неполного комплекта документов, предусмотренного Законом об ОСАГО.

«”СОГАЗ” осуществляет страхование транспортных средств, зарегистрированных в иностранных государствах, в строгом соответствии с Законом об ОСАГО. Особого порядка для отдельных стран не предусмотрено», — уточнили в пресс-службе страховщика.

Источник: asn-news.ru